Непостижимая Заха

Непостижимая Заха

Заха Хадид

Во взгляде тёмных глаз с поволокой читаются несговорчивость и жёсткий характер, неумение прощать обиды и уверенность человека, который точно знает, чего хочет. Представляю, как ей, арабке и мусульманке, было сложно завоевать доверие тех, кто стал воплощать в жизнь её космические проекты.

Тот, кто хотя бы однажды увидел её работы, вряд ли сможет забыть или перепутать с чьими бы то ни было. Изогнутые линии, стремительно несущиеся параллельно друг другу, изгибающиеся в какие-то совершенно неземные фигуры, кажущийся тёплым блеск металла, много стекла и света, — такими я, человек, далекий от архитектуры, вижу её проекты. Давно хотела о ней написать. Очень давно.

…В последний день марта Заха Хадид умерла. Поэтесса современной архитектуры, иракская арабка, прожившая большую часть жизни в Англии, первая женщина-лауреат Притцкеровской премии. Её судьба ещё раз доказывает, что в современном мире нет ни религиозных, ни национальных границ. А гениальным девочкам вполне по силам изменять мир в арабских кварталах Багдада.

Гонконг

Всего полтора года тому назад на открытии диковинно изогнутой Башни инноваций технологического университета Заха выглядела победителем. Зажатое между эстакадами шоссе университетское здание на фоне безликих многоэтажек казалось то ли омытой волнами скалой в океане, то ли космическим кораблём. Космические черты характерны для всех её проектов, мне кажется. Не здания, а гаджеты, 3D-макеты идеального будущего среди далёких от совершенства сооружений.

И кто сегодня поверит, что две трети своей карьеры Заха Хадид работала «в стол», была архитектором бумажным, популярным только среди критиков?

Жилой дом в Манхеттене, США

Не признанная, но не унывающая

Названная любимым учителем — Ремом Колхасом «талантливейшей ученицей» после окончания Школы Архитектурной Ассоциации совсем недолго поработала в архитектурном бюро Роттердама, затем вернулась в давно ставший родным Лондон. Заха открыла собственное архитектурное бюро — Zaha Hadid Architects. Но почти 20 лет работала «в стол».

Да, так бывает. Никому не были интересны её авангардные проекты. Их смотрели, иногда — восхищались или удивлялись, даже конкурсы всевозможные удавалось выигрывать, но все победы оставались на бумаге.

И всё потому, что её здания менее всего были похожи на привычные прямоугольные коробки. Они, словно застывшие фейерверки, которые, устремившись ввысь, рассыпаются в разные стороны, будто передают пространству мощный динамический импульс.

Притом внутренняя архитектура её зданий даже более драматична, чем внешняя: она состоит из рассекающих пространство переходов, которые ассоциируются с наполненными жизненной силой зданий пульсирующими артериями.

Пекин

Успешная, но не останавливающаяся ни на минуту

Успех и мировая слава пришли к ней вместе с Притцкеровской премией. Заха Хадид стала первой женщиной-архитектором, получившей эту престижную награду, сравнимую с Нобелевской премией, только в области архитектуры. И вот в чём парадокс: награду получила не за внушительный список уже реализованных объектов, а за перспективу — за ярко и талантливо спроектированные пока только на бумаге работы. И вот тогда началось её победоносное шествие.

С тех пор всё, к чему прикладывает руку Заха, сразу становится престижным, популярным и супермодным.

  • 2004 год — Притцкеровская премия.
  • 2008 год — Заха в списке самых влиятельных женщин мира по версии Forbes.
  • 2012 год — Британия отметила ее званием Дамы-командора Ордена Британской империи.
  • 2014 год — Заха Хадид в шестой раз попала в шорт-лист премии Стерлинга за Центр водных видов спорта, построенный к лондонской Олимпиаде 2012 года.
  • 2015 год — ей вручили золотую медаль Королевского института британских архитекторов.

Оперный в Гуанчжоу

Личной жизнью считающая удивительные здания

Она родилась в Багдаде, была дочерью видного политического лидера, министра финансов Ирака. Получила отличное образование: сначала в частной школе в Швейцарии, потом училась математике в Американском университете Бейрута, потом в Лондоне — в Школе Архитектурной Ассоциации. Желание стать архитектором пришло к ней после того, как старший брат сказал однажды: архитекторы создают мир. Позже она признается, что самое привлекательное в архитектуре — сочетание логики и абстракции. И… это всё, что известно о её личной жизни. Почти.

Заха мечтала о собственном доме у моря. С большими трансформирующимися пространствами, залитыми светом, с шёпотом волн у подножия веранды и мелким золотым песком, ласкающим босые ступни шелковистыми прикосновениями. А жила рядом с офисом в лондонском Клеркенвелле, в гулкой квартире, которая напоминала операционную, правда — с авангардной мебелью. Белое бездушное пространство — временное и необжитое пристанище, а не дом.

«Дом своей мечты архитектор может позволить себе только на закате карьеры и жизни», — говорила Заха Хадид.

Она была обаятельна, но эмоциональна и нетерпелива, лихо водила BMW, отдавая предпочтение именно им перед другими марками, с удовольствием носила авангардную одежду от Рей Кавакубо — Comme des Garçons, иногда смотрела Mad Men и практически не выпускала из рук свой телефон. Это правда — у неё не было личной жизни, не было мужа и детей, только проекты.

А ещё она любила свободу, и обещала никогда не строить тюрем — «даже если это будут самые роскошные тюрьмы на свете».

Музей в Глазго

Оставшаяся с нами в реализующихся ещё проектах

Она подвижна, как ртуть, — шутили журналисты, пытавшиеся угнаться за ней, чтобы взять интервью. Из Катара в Нью-Йорк, из Гонконга в Петербург, а оттуда на лекции в Вену… . Она всегда спешила.

Ей навсегда останется 66, а её партнеру Патрику Шумахеру сейчас всего 54, почти ничто по меркам индустрии. Их бюро загружено работой на добрый десяток лет вперёд. Заха верила… нет, не в светлое будущее, а в т о, что у них всё ещё впереди.

В прошлом году были завершены 5 её проектов в разных концах света, ещё 5 планируется завершить в ближайшие два года, а до 2022 ещё 7….

Музей транспорта Риверсайд в Глазго — завершён в прошлом году. Строительство затянулось на семь лет из-за кризиса. Но разве оно того не стоило?

Небоскребы Signature Towers в Дубаи, ОАЭ

Эти высокие небоскребы станут новым бизнес-центром Дубаи. В них разместятся офисы, гостиница и торговый центр.

Стадион в Катаре

Стадион в Аль-Вакра будет завершён к 2020 году. Одновременно 40 тысяч зрителей смогут наблюдать за играми, при этом верхний ярус стадиона будет съёмным, что позволит вдвое уменьшить вместительность после мирового чемпионата.

метро

В столице Саудовской Аравии построят золотую станцию метро, которую, по словам Захи, она придумала, любуясь бесконечными волнами дюн. Их контуры отчётливо видны в этом проекте.

Она 40 лет не была на родине, и вот появилась призрачная надежда побывать в Багдаде — Заха создала проект 170-метрового здания штаб-квартиры Центробанка Ирака. Верила, что оно обязательно будет построено.

Затянувшийся бронхит. Больница. Остановка сердца. На полувздохе. На полушаге. На полпути.

Архитекторы не умирают, пока существуют их проекты. Они продолжают создавать мир.

Метки: , , , , ,



Если ты, мой дорогой читатель, решил подписаться на мой блог, чтобы мечтать вместе со мной, я буду очень рада:

2 комментария
  1. Сколько потрясающих проектов из-под карандаша одной гениальной женщины.. просто невероятно! Браво, Заха! И спасибо..

    • Валентина:

      Насколько я влюблена в Гауди и его удивительные здания, но Заха меня просто очаровала своими космическими проектами. Их нельзя сравнивать, но оба гении — безусловно.

Оставить комментарий